ББК - 74.489.4

УДК - 378.14

А. Е. Ростовская, М. Е. Веселинов, И. А. Калиновский, Л. В. Лосева, К. А. Федосова

 

Практика органичного действия в педагогическом образовании.

Курс «Педагогическое мышление в сценической постановке».

 

 

Аннотация. Статья посвящена авторской разработке А.Е. Ростовской - практике органичного действия. Под органичным действием понимается такой тип действия, в котором мысль, чувство и действие совмещены в контакте с ситуацией «здесь и сейчас», в отличие от такого типа действия, в котором определяющими являются уже имеющиеся знания, опыт, представления. Практика органичного действия позволяет готовить современных педагогов – педагогов нового типа, готовых работать в открытой ситуации и создавать новые образовательные возможности. Практика органичного действия работает на решение основополагающей задачи - формирования позиции педагога действующего. В рамках практики осваивается ресурс педагогического действия – собственная телесность; культивируется такая компетенция, как способность удерживать контакт с ситуацией «здесь и сейчас»; фиксируются индивидуальные стереотипы мышления и действия. В статье представлен опыт работы Лаборатории сценических практик (рук. А.Е. Ростовская) Института детства МПГУ со студентами факультета начального образования МПГУ на курсе «Педагогическое мышление в сценической постановке».

 

Ключевые слова: активные образовательные технологии, инновации в образовании, повышение квалификации в педагогике, гуманитарные технологии, практика органичного действия, сценическая методология, театрально-сценический подход в образовании.

 

Practice of organic action in pedagogical education.

Course “Pedagogical thinking in staging”.

Abstract. The article is dedicated to the original practice developed by Antonina Rostovskaya – the practice of organic action. Organic action refers to such a type of action, which unites thought, feeling and action in contact with the situation “here and now” unlike such a type of action which is based on previous knowledge, past experience and representations. The practice of organic action enables to trains teachers of today, ready to face open situations and create new educational opportunities. The practice of organic action is aimed to reach a fundamental goal and form teacher’s acting position. During the course of studying, students master such resources for teaching action as personal corporality; ability to hold contact with the situation “here and now”; they get through their individual stereotypes of thought and action. The article represents the experience of conducting the course “Pedagogical thinking in staging” at the faculty of primary education of the Institute of Childhood of the Moscow State Pedagogical University. The course is delivered by the members of the Laboratory of stage practice headed by A. Rostovskaya.

Key words. Technologies of active learning, innovations in education, teaching skills upgrade, humane technologies, practice of organic action, stage methodology, theatre-stage approach in education.

 

 

 

В современном образовании роль педагога изменилась. Педагог больше не может позволить себе просто транслировать имеющиеся в культуре знания, все больше размывается привычная ситуация жесткого взаимодействия «учитель-ученик», где первый - авторитет по умолчанию, а второй обязательно внимает и слушается.

Действия педагога должны быть глубже, объемнее – ему необходимо удерживать не просто содержание урока, но и всю рамку ситуации взаимодействия с учениками. Учить учиться возможно лишь в контакте с происходящим здесь и сейчас, включенно и целостно, создавая целостное и живое Событие урока: встречи, открытия, пути, осознания, преодоления.

Но как подготовить такого педагога? Как научить быть здесь и сейчас, отказываться от стереотипов, работать глубже и объемнее? Ответ на этот вопрос может дать опыт реализации практики органичного действия в Лаборатории сценических практик Института детства МПГУ под руководством Антонины Евгеньевны Ростовской. Под органичным действием здесь понимается такой тип действия, в котором мысль, чувство и действие совмещены в их мгновенности и непредсказуемости.

 

История

Сегодня Лаборатория действует в Московском педагогическом государственном университете в рамках кафедры психологической антропологии Института детства Московского педагогического государственного университета. Но изначально история реализации сценического подхода в образовании связана с Государственным университетом управления: в 1996 г. открылся авторский курс А.Е. Ростовской «Управленческое мышление в сценической постановке». В 2005 г. была создана Лаборатория «Мастерская сценического действия в управлении» при кафедре теории управления в ГУУ.

Содержательно эти разработки опирались на исследования, которые велись и ведутся в рамках «ТОТ» Театральной Лаборатории Метода с 1992 г. «ТОТ» является пространством, где культивируется практика органичного действия.

 

Деятельность Лаборатории Метода осуществляется на стыке театрального искусства, методологической практики и философско-антропологической проблематики.

На пути становления театральная линия получила глубину и разворачивание в контакте с изысканиями Института им. Ежи Гротовского в г. Вроцлав, Польша (Instytut im. Jerzego Grotowskiego, Wroclaw); Рабочего центра Ежи Гротовского и Томаса Ричардса в г. Понтедера, Италия (Workcenter of Jerzhy Grotowski and Thomas Richards, Pontedera) и ежегодного международного семинара «Собрание театров Содружества», проводимого театром «Школа драматического искусства» в Москве.

Вторая составляющая - практика СМД-методологии - отсылает к Игротехнической школе Межрегиональной Методологической Ассоциации (ММАСС) С.В. Попова (Москва), опыте участия и проведения организационно-деятельностных игр (ОДИ) и семинаров.

Третье направление - философско-антропологическая проблематика - это прежде всего работы М. Хайдеггера, Г. Гадамера, О.И. Генисаретского, открытый научный семинар Института Синергийной Антропологии (Москва) «Феномен человека в его эволюции и динамике» под руководством С.С. Хоружего и О.И. Генисаретского.

За время существования Лаборатории на базе ГУУ практика органичного действия была представлена на самых разных образовательных площадках, прежде всего в сфере управленческого образования. Среди них - Университет менеджмента и экономики (Вильнюс), Экономический Университет (Познань), NYU Steinhardt School of Culture, Education and human development (Школа культуры, образования и развития человека имени Стейнхардта, Нью-Йорк); College of Staten Island, The City University of New York (Колледж Статен Айленд Городского университета, Нью-Йорк), Центр корпоративного предпринимательства при НИУ ВШЭ; РАНХиГС при Президенте РФ; Московская школа управления СКОЛКОВО и другие.

В 2014 г. руководство МПГУ пригласило А.Е. Ростовскую и коллектив ведущих курса для создания Лаборатории сценических практик на кафедре психологической антропологии Института детства. В рамках кафедры был открыт авторский учебный курс А.Е. Ростовской «Педагогическое мышление в сценической постановке», основанный на практике органичного действия.

Курс направлен на решение трех задач:

1) формирование позиции;

2) освоение телесности как ресурса действия;

3) получение опыта создания События - сценической постановки.

В 2014/2015 году этот курс прошли студенты-первокурсники факультета начального образования, всего более 250 человек. Такой формат проведения нужно считать во многом инновационным, так как подобная работа никогда еще не велась в столь крупном масштабе. Курс требует большого объема индивидуальной работы с каждым студентом и особых условий в мини-группах (не более 8 человек на одного ведущего). Эти условия были созданы руководством МПГУ в рамках Института детства.

На курсе студенты проходят путь от замысла до реализации:

1) формируют замысел - идею собственного События (постановки);

2) создают сценарий постановки на основе замысла и подобранного под него художественного произведения;

3) реализуют замысел в сценической постановке.

Каждый этап сопровождается рефлексией. В результате рефлексии на протяжении всех этапов прохождения пути от замысла до реализации будущие педагоги фиксируют собственные ограничения и зоны профессионального развития, формируют индивидуальные техники само- и со-организации в смыслово-логической и сценической (публичной) действительностях организации действия. Через рефлексию опыт сценической работы осмысляется участниками как модельный и проецируется в профессиональную действительность.

Завершением курса стало создание двухсот пятидесяти (по числу студентов) постановок, избранные были представлены на I студенческом Фестивале сценических работ «Педагог-событие».

Опорой для данной статьи послужил, во-первых, практический опыт работы ведущих курса с будущими педагогами и рефлексия самих студентов, во-вторых, выступления экспертов на пресс-конференции и круглом столе по теме «Возможности сценического подхода в педагогическом образовании». На эти высказывания (в авторской редакции) мы будем ссылаться в тексте статьи.

 

Практика органичного действия в подготовке педагога

В педагогическом образовании, в рамках курса, о котором идет речь, сценический подход работает на достижение магистральной цели: сформировать определенную педагогическую позицию. Это позиция педагога действующего. Под позицией мы понимаем осознанную работу по отстраиванию собственной деятельности. Понятие деятельности отсылает к работам М. Хайдеггера, в том числе к его «Письму о гуманизме», где философ пишет: «Мы далеко еще не продумываем существо деятельности с достаточ­ной определенностью. Люди видят в деятельности просто действитель­ность того или иного действия. Его действенность оценивается по его результату. Но существо деятельности в осуществлении. Суть деятельности в осуществлении. Осуществить, значит: развернуть нечто до полноты его существа, вывести к этой полноте, producere - про-из-вести» [1].

Применительно к подготовке педагога необходимо говорить в первую очередь о действии по созданию События обучения, когда педагог не только транслирует содержание, но и организует саму ситуацию обучения. Формирование ситуации  обучения требует вовлеченности педагога, его полной личностной включенности в происходящее «здесь и сейчас». Что было зафиксировано в экспертной оценке Павла Мрдуляш[1]: «Одна из ключевых, содержательных, внутренних проблем педагогического образования –  проблема формирования личности учителя.  Мы все знаем, что каков учитель, таков и ученик. От учителя зависит все, потому что нет других факторов (были исследования) – ни оснащение школы, ни учебный материал, ни наличие учебников, интерактивных досок, ни даже обеспеченность родителей, семьи, откуда приходят дети, не имеют такого решающего значения для успеха обучения, как личность того, кто учит.  Это ключевой фактор. И здесь (на Фестивале) нам был явлен  инструментарий, который позволяет проявиться этой личности будущего педагога, а с другой еще и формирует ее».

Отсутствие фокуса на происходящем, на событийности приводит к тому, что обучение подменяется имитацией. Как образно выразился Константин Зискин[2], «ужас всей нашей системы образования заключается в том, что она на 99% состоит из имитаций – лекторы имитируют лекцию, студенты имитируют обучение, и все так и происходит».

Практика органичного действия дает возможность «ставить педагогическое мышление, которое позволяет проектировать образовательную среду, которое позволяет выстраивать уникальные события подлинного действия», что отмечает Татьяна Климова[3]. И далее: «У нас, в настоящее время, в образовании нет такого рода практик. Мы очень часто осваиваем важные теоретические вещи, компетенционные, но очень редко мы можем различать и ставить критерии различительности такого рода вещей. И заслуга и уникальность данного подхода именно в том, что ставится педагогическое мышление, позволяющее различать фундаментальные человеческие вещи».

Итак, педагогу необходима концентрация на собственном действии, иначе его усилия по созданию События рискуют формализоваться и утратить содержание. Работа на курсе «Педагогическое мышление в сценической постановке» обнаружила, какие трудности приходится преодолевать будущим педагогам на пути от замысла до реализации в создании собственной постановки. Так, поначалу многие студенты просто не могут выйти в действие. Мешают собственные представления, которые подменяют реальное действие шаблонами. Например, происходит такая подмена, когда на самом деле подспудно оказывается важным не совершение действия, а внешняя оценка. Человеку необходимо нравиться, добиваться одобрения, зачастую – неосознанно. На курсе эти проявления довольно быстро становятся явными в процессе работы над постановкой на сцене. Ориентация на «как я выгляжу», «что обо мне подумают» очень мешает: в этом случае человек скован, не может пересилить себя и сделать даже простые движения, действия, которые сам же продумал. Или же, реже, «исполняет» свой сценарий нарочито, «красиво» и «театрально». В определенном смысле сцена (наличие зрителя) усиливает оценивание себя, постоянный взгляд на себя со стороны, что мешает осуществлению действия. Но именно это и позволяет проявить «оценкозависимость» через рефлексию для самого студента – и снять ее.

По мере прохождения курса студенты могут самостоятельно переструктурировать организацию постановки-События. Это бывает необходимо, поскольку по ходу работы возникают новые понимания и смыслы. Они требуют изменения либо замысла-идеи, либо сценарного и сценического воплощения.

Постепенно, через постоянное обращение внимания на мешающую отсылку к чужой оценке, удается перейти к иному критерию происходящего: ориентиром становится произведенность действия, его проявленность и завершенность в ситуации «здесь и сейчас». В результате на занятиях происходят такие открытия для студентов, когда полнота действия оказывается более значимой, чем следование заранее оговоренному сценарию. То есть в постановке участник не начинает следующего по сценарию действия, если не выполнено предшествующее (что, естественно, свидетельствует о подлинности про-из-водимого События).

Как уже отчасти видно из сказанного, выход на позицию педагога действующего предполагает особый способ присутствия – присутствие в контакте с ситуацией «здесь и сейчас». Иными словами, сценический подход направлен также на формирование ряда основополагающих для педагога компетенций: гибкости, открытости, восприимчивости, которые позволяют увидеть и снять собственные стереотипы действия (это касается стереотипов и в понимании материала, и во взаимодействии с учениками).

Как показал опыт нашей работы со студентами факультета начального образования, первокурсники изначально ориентированы на коммуникацию опосредованно,  через знак. Под знаком, конечно, понимается в первую очередь слово. Это значит, что общение сводится только к содержанию речи, к смыслу говоримого.

В профессии такой взгляд серьезно ограничивает возможности педагога во взаимодействии с учениками – как с каждым в отдельности, так и - с ситуацией класса в целом, когда нет возможности с каждым проговорить происходящее и добиться взаимопонимания.

Сценическая модель позволяет развивать компетенцию непосредственного взаимодействия, когда границы восприятия принципиально расширяются, а слово перестает быть единственным каналом коммуникации. Елена Иванова[4] высказалась об этом так: «Эта практика, совершенно очевидно, отвечает на вызовы современного образования, она вносит потерянное в школах, в образовании, в воспитании. Она помогает человеку действительно работать с личностью, потому что это работа с размыканием на встречу другому. Как известно, сочувствие дается нам как благодать, это единственный дар, который теряется, и вот здесь предъявлено как можно его «тренировать». Здесь «сочувствием» эксперт называет ту самую способность к непосредственному взаимодействию, которая развивается на курсе.

Общая логика такой «тренировки», как назвала ее Е. Иванова, на занятиях выстраивается следующим образом. Исходным, как было сказано, является вербальное взаимодействие. Постепенно ведущим удается сместить внимание на невербальные составляющие коммуникации. Сначала мы все равно получаем знаковое восприятие, когда каждое отдельное телесное проявление интерпретируется семиотически, как несущее заранее заданное значение. Например, скрещенные на груди руки или поза «нога на ногу» в любой ситуации обозначают «закрытую позу». Такой взгляд преодолевается через опыт собственного действия и его рефлексию, благодаря которым становится очевидно, что невозможно заранее приписать той или иной позе конкретное значение и работать с ним через свой стереотип вне живого ситуативного контекста, вне непосредственного взаимодействия.

«Знаковая» логика проявляется и в работе над собственными постановками: студенты исходят из наличия некоего заданного заранее содержания и пытаются подыскать «верную», однозначно соответствующую форму его трансляции, которая была бы понятна предполагаемому зрителю. Работа на сцене поначалу мыслится студентами не как про-из-ведение (по Хайдеггеру), а как изображение того или иного чувства, эмоционального состояния. Снятие этой логики и развитие способности присутствовать в ситуации «здесь и сейчас», также строится через получение опыта и его рефлексию. Так, О.И. Генисаретский[5] отметил значимость вовлеченности в осуществление действия: «Впечатление у меня было, что череда микросценических этюдов, образуют что-то вроде такого ожерелья, чёток, по которым, как известно, читается молитва. Поневоле в этот ритм попадаешь, и это тебя отсылает к чему-то внутри тебя, к твоему самообразу, к тому, что (...) называлось „органичностью“ сценического действия–события».

Ресурсом такой работы является то, что есть у каждого человека – его собственная телесность (тело и голос).

Телесность как ресурс действия значима в двух аспектах – как возможность воспринимать ситуацию и оформлять действие в ситуации. Раскроем первый аспект: присутствие в ситуации «здесь и сейчас» требует контакта с самим собой - в самом прямом, непосредственном смысле, через телесные ощущения. Такой опыт, будучи отрефлексированным, дает возможность войти в контакт с ситуацией. Во втором аспекте телесность является ресурсом действия, позволяя оформить и во-плотить его.

В ходе занятий студенты приходят к телесному действию постепенно. Первая часть содержания курса разворачивается в смыслово-логической действительности: в обсуждении формируется замысел будущей постановки и отстраивается сценарий. На следующем этапе, этапе телесного включения (практических репетиций), работа по-особому интенсифицируется, происходит переход к сценической (публичной) действительности. Телесность, помимо ресурса действия, становится также рефлексивной моделью. В телесном действии явно и буквально проявляются и стереотипы действия, и схематизмы сознания, даже если они неочевидны для самого действующего. Все те рефлексивные оборачивания, о которых шла речь выше, оказываются возможны именно благодаря опыту телесной работы и его рефлексии.

Завершающим этапом являются показ постановки и итоговая рефлексия. Последняя позволяет обернуться, назвать и осмыслить для себя все те техники, которые были использованы на пути от замысла до реализации - то, что удалось «взять», «присвоить»; осуществить перенос из сценической действительности в педагогическую; определить собственные ограничения, точки роста и горизонты развития.

Сказанное позволяет увидеть, насколько тонким и точным должно быть взаимодействие между ведущим и студентом, здесь невозможен конвейер – требуется индивидуальная настройка, на что указывали в том числе эксперты. Александр Балобанов[6]: «Все, что делала до сих пор группа Лаборатории, - это все штучные, уникальные вещи. А здесь такие масштабы – 250 постановок, 35 постановок (количество представленных на фестивале) – это совсем другой формат. Но уникальность, индивидуальность работы очень адекватна тем базовым установкам, которые определяют эту группу, - найти, зацепить что-то очень глубокое, сокровенное и помочь этому оформиться в связке с профессиональными вещами. И вот эта связка профессионального и того, что составляет основу личностного, индивидуального пребывания в мире, и ее оформление является … самым ценным. И это всегда очень тонкая, деликатная работа. И вдруг такие масштабы!»

И поскольку речь идет не просто об отдельной инновации, о взращивании отдельных уникальных профессионалов, а о необходимости формировать само педагогическое образование, педагогов нового типа, то приходится ставить вопрос о перспективах, в частности, о формах и масштабах реализации практики органичного действия в подготовке педагога. После проведения I фестиваля студенческих постановок было принято решение не только продолжать курс «Педагогическое мышление в сценической постановке», но также открыть специализацию по этому направлению. С текущего учебного года (2015-2016) на специализации занимаются студенты, уже закончившие курс «Педагогическое мышление в сценической постановке» и осознавшие необходимость продолжать - осваивать практику органичного действия, самим стать носителями и ведущими этого курса.

 

Список источников и литературы

  1. Хайдеггер, М. Письмо о гуманизме [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://vphil.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=884&Itemid=52 (дата обращения: 12.05.2015).

 

References

  1. Heidegger M. Letter on Humanism. Available at: http://vphil.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=884&Itemid=52 (accessed: 12.05.2015).

 

Сведения об авторах

Ростовская Антонина Евгеньевна, руководитель Лаборатории сценических практик кафедры Психологической антропологии Института детства Московского педагогического государственного университета

e-mail: rostovskaya@list.ru

Веселинов Михаил Емилов, ассистент кафедры Психологической антропологии Института детства Московского педагогического государственного университета

e-mail: veselinov.m@gmail.com

Калиновский Игорь Андреевич, ассистент кафедры Психологической антропологии Института детства Московского педагогического государственного университета

e-mail: i.a.kalinovsky@gmail.com

Лосева Людмила Владимировна, специалист по учебно-методической работе Государственного университета управления

e-mail: loseva-ludmila-5@yandex.ru

Федосова Ксения Александровна, кандидат филологических наук, доцент кафедры Психологической антропологии Московского педагогического государственного университета

e-mail: bigl2005@bk.ru

 

Rostovskaya Antonina E., head of the Laboratory of stage practices, Psychological Anthropology Department, Institute of childhood, Moscow State Pedagogical University

e-mail: rostovskaya@list.ru

Veselinov Michail E., assistant, Psychological Anthropology Department, Institute of childhood, Moscow State Pedagogical University

e-mail: veselinov.m@gmail.com

Kalinovsky Igor A., assistant, Psychological Anthropology Department, Institute of childhood, Moscow State Pedagogical University

e-mail: i.a.kalinovsky@gmail.com

Loseva Ludmila V., specialist in teaching methods, State University of Management 

e-mail: loseva-ludmila-5@yandex.ru

Fedosova Ksenia A., PhD in Philology, assistant professor, Psychological Anthropology Department, Institute of childhood, Moscow State Pedagogical University

e-mail: bigl2005@bk.ru

 

 

 

[1] Советник зам. министра образования и науки; вице-президент по образовательным программам компании MAXIMUM; приглашенный профессор МШУ СКОЛКОВО.

[2] Директор Института «Высшая школа образования» МПГУ, канд.пед.наук.

[3] Эксперт Московского общественного центра школьной и театральной педагогики.

[4] Зам.директора Центра синергийной антропологии при НИУ ВШЭ.

[5] Доктор искусствоведения, философ, главный научный сотрудник Института философии.

[6] К.ф.н., старший научный сотрудник Центра публичной политики и государственного управления Института Общественных наук РАНХиГС, доцент кафедры государственного управления, факультет государственного управления РАНХиГС.

"ТОТ" Театральная лаборатория метода 2017